Электронный журнал "Архитектура здоровья"
`
Категория: Клинические исследования

Группа колумбийских семей, члены которых – носители одной редкой мутации,

с неизбежностью приводящей к болезни Альцгеймера, привлекла пристальное внимание

ученых: есть надежда, что удастся найти способы борьбы с этим страшным недугом

Гэри Стикс

 

История одной семьи

В 2007 г. Алехандра была обычной 16-летней девушкой. Она училась в средней школе в Медельине, одном из самых крупных колумбийских городов, а в свободное от занятий время ее можно было встретить в компании подружек в популярных среди молодежи районах города. Затем ее мать Иоланда стала терять память. Спокойная рассудительная женщина, поздоровавшись с гостем, могла снова тут же сказать ему «здравствуйте» — и так много раз. К 45 годам у Иоланды диагностировали болезнь Альцгеймера (обычно данная патология проявляется гораздо позже). Для Алехандры это означало конец беззаботной жизни. На нее легли все тяготы по уходу за матерью, которая становилась все более беспомощной.

 

Сейчас Алехандре 24 года; она давно перебралась в муниципалитет Капакабана, в 18 км от Медельина, и живет на верхнем этаже блочного дома вместе с тетей и двумя дядями, девятилетней дочерью Луной и 17-летней сестрой Каролиной, которая вынуждена была оставить учебу, чтобы помогать ухаживать за двумя больными — матерью, которая не говорит и не ходит, и 56-летним дядей с таким же диагнозом.

Каждый день девушки готовят еду для своих больных и кормят их через трубочку. Сами моют их, сажают на стул и укладывают в кровать. Они проделывают это по много раз в день, не имея возможности отдохнуть. «Когда-то я строила планы, — говорит Алехандра. — Я хотела выучиться на медицинскую сестру. Все рухнуло, и сейчас я ощущаю себя старухой».

 

Ежедневные заботы: почти весь день Алехандра посвящает уходу за своей матерью Йоландой,

и у нее совсем не остается времени на общение с девятилетней дочерью Луной

(на фото слева, нарядно одетая в честь первого причастия, с бабушкой)

 

Алехандра догадывалась, какое будущее ожидает ее саму, задолго до того как матери был поставлен диагноз. В детстве она видела, как мать ухаживала за бабушкой, тоже страдавшей болезнью Альцгеймера. Судьбу Алехандры разделяют многие из проживающих в этом уголке Колумбии. Ее семья — одна из 26 расширенных семей (т.е. семей, которые включают абсолютно всех — а не только ближайших— родственников), проживающих в департаменте Антьокия. члены которых несут роковую мутацию paisa (так называют обитателей данного региона). Это — дамоклов меч, нависший над местными жителями. Мутация локализована на хромосоме 14 и прослеживается до времен нашествия конкистадоров в XVI в. Когда ребенок получает от матери или отца мутантный ген, в 40-50 лет его с неизбежностью настигает страшный недуг. Такая форма «семейной» болезни поражает примерно 1% из более чем 35 млн людей по всему земному шару с диагнозом «болезнь Альцгеймера».

Столь высокая заболеваемость в Антьокии вызывает большой интерес у специалистов по всему миру. Многолетние поиски средств против страшного недуга ни к чему не привели, и это наводило на мысль, что, возможно, лечение следует начинать задолго до появления симптомов. Все усилия теперь направлены на поиски способов предупреждения заболевания. Вместо того чтобы лечить тех, у кого налицо все признаки деменции, врачи и фармацевты занялись тестированием потенциальных лекарств, назначая их тем носителям мутации, которые пока здоровы, и наблюдая за их состоянием.

 

Предыстория исследования болезни Альцгеймера

Переносу акцента с лечения уже заболевших на поиски превентивных мер способствовали достижения последних лет в исследовании самого патологического процесса.

 

Мозг под наблюдением

ТЩАТЕЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ

Тестирование методов предотвращения болезни Альцгеймера стало возможным благодаря применению современных технологий, в числе которых — сканирование головного мозга, регулярный анализ биоптатов спинного мозга, проверка когнитивных способностей. Специальным образом модифицированная позитронно-эмиссионная томография позволяет следить за образованием в головном мозге носителей мутации paisa — губительных белков бета-амилоидов (выделены цветом). Наблюдения начинаются задолго до появления симптомов болезни. У членов тех же семейств, не несущих мутацию, отложений бета-амилоидов не выявлено (не показано). Другой метод— магнитно-резонансная томография (фото внизу) — может выявить «усыхание» головного мозга за десять лет до постановки диагноза.

 

Центральной фигурой в испытаниях стал Франсиско Лопера (Francisco Lopera), 63-летний нейробиолог, который начал свои наблюдения за жителями Антьокии задолго до того, как стало ясно, насколько они важны для исследования патогенеза болезни Альцгеймера. В отрочестве Лопера жил в городе Ярумаль, откуда были родом многие семейства— носители paisa. Он помнил соседей — совсем еще не старых людей, — страдающих деменцией. Защитив в конце 1980-х гг. докторскую диссертацию в Бельгии, он понял, что как исследователь может достичь большего, работая в Колумбии, а не в одном из европейских институтов. К тому времени он обнаружил первое семейство, члены которого, по его предположению, страдали наследственной формой болезни Альцгеймера. В 1987 г. Лопера вернулся в Колумбию, получив позицию нейробиолога в Антьокийском университете, и начал системные обследования семей, в которых наблюдались случаи данного заболевания.

Простой интерес к необычной форме болезни Альцгеймера вылился в установление ее природы и полномасштабные исследования. Вместе с Кеннетом Козиком (Kenneth S. Kosik) из Гарвардской медицинской школы, Элисон Гоут (Alison Goat) из Университета Вашингтона в Сент-Луисе и другими исследователями из США Лопера в 1995 г. установил точное положение мутации paisa на хромосоме 14.

Искать новый подход к борьбе с болезнью Альцгеймера заставили неудачи многочисленных клинических испытаний с участием больных, которым уже поставили диагноз. Из 413 подобных испытаний, проведенных с 2002 по 2012 г., более 99% не дали результатов. Удавалось достичь лишь временного смягчения симптомов, но все равно болезнь в конце концов побеждала.

Все это привело исследователей к мысли, что, по-видимому, у пациентов на начальных стадиях заболевания нейроны уже начинают отмирать и связи между клетками мозга прерываются. К тому времени, когда у пациента начинаются проблемы с памятью, никакие лекарства помочь не могут.

26 колумбийских семейств с их более чем 1 тыс. членами — носителями мутации paisa как нельзя лучше подходят для тестирования превентивной терапии. Благодаря предсказуемости времени появления симптомов у таких людей можно начинать лечение за 10-15 лет до этого срока и оценивать результативность принимаемых мер.

Преимущества данного подхода были столь очевидны, что к нему проявили интерес многие исследователи, в частности группа из Института Баннера по изучению болезни Альцгеймера в Финиксе, штат Аризона, которая позже, в 2010 г. Привлекла к работе крупнейшие фармацевтические компании. Институт Баннера сотрудничал с компанией Genentech и Антьокийским университетом при тестировании кренезумаба, моноклонального антитела, которое предположительно способствует удалению из организма фрагментов токсичного бета-амилоидного белка. Участники проекта получили более $100 млн от Genentech, Фонда Баннера и Национальных институтов здравоохранения США.

 

Клинические испытания

Испытание под названием Alzheimer’s Prevention Institute интересно в нескольких отношениях. Оно проходит не в одном из медицинских центров, а, можно сказать, в полевых условиях. Ни Лопера, ни Антьокийский университет не имеют опыта в такого рода мероприятиях и сами составляют протоколы. «Мало кто думал, что проект удастся осуществить в условиях Латинской Америки, — говорит Лопера. — Но Фонд Баннера поверил в нас, и это очень воодушевляло».

В конце 2013 г. небольшая группа пациентов в возрасте от 30 до 40 лет стала получать препарат. Цель Лоперы и его коллег на этом этапе состояла в проверке его переносимости. Далее было набрано 100 добровольцев — носителей мутации paisa; никто из них не знал, получает он плацебо или лекарство.

 

Лекарство или плацебо? 36-летняя Орфа получает либо то, либо другое, раз в две недели

оставляя работу на кофейной плантации и отправляясь в Антьокийский университет

 

Если обнаружится, что кренезумаб изменяет в лучшую сторону ход патологического процесса, это будет означать настоящий прорыв в лечении больных. Далее предполагается проверить, работает ли препарат в тех случаях, когда у пожилого, внешне здорового человека, не несущего мутацию, при сканировании головного мозга обнаруживаются первые признаки патологии.

Члены 26 колумбийских семейств, которые хорошо помнят трагическую историю своих предков, уходящую в глубь веков, с энтузиазмом встретили известие о начале испытаний. Шехнааз Сулиман (Shechnaas Suliman), руководитель проекта со стороны Genentech, ожидает, что его участники, несмотря на необходимость совершать длительные поездки от мест проживания до Антьокийского университета, будут более дисциплинированными, чем европейцы или американцы. Ее уверенность подкрепляется ответственным отношением к тестированию местных жителей. Один из них, 40-летний мужчина по имени Хуго, чья профессия — отлов диких лошадей для богатых заказчиков, каждые две недели приезжает в Медельин из городка Эль-Ретиро, находящегося в 30 км от университета. Что ему вводят, кренезумаб или плацебо, не знают ни он сам, ни средний медицинский персонал.

«Даже если я окажусь в числе тех. кто получал плацебо, я не сочту, что делал это напрасно», — говорит он. Отец и дед Хуго умерли от этой страшной болезни, четверо из дядей — носители губительной мутации, двум из них уже поставили диагноз. Хуго помнит, как его больной отец целыми днями начищал обувь родных и страшно беспокоился, когда хотя бы на секунду терял из виду жену. «Жить с этим очень тяжело, — говорит он. — Но такой груз мы получили от далеких предков и должны быть готовы нести его».

Проводимые клинические испытания — луч надежды для Хуго и его родных. «Мы верим в нашего доктора и рассчитываем на положительный результат. Это поможет если не нам, то нашим детям», — говорит он. Я спросил 47-летнюю сестру Хуго Гудиелу, боится ли она деменции. «По правде говоря нет; беспокоиться должен тот, кому предстоит заботиться обо мне», — ответила она, рассмеявшись.

 

Добровольные участники: Хуго, 40 лет (слева), и Гудиела, 47 лет (вверху),

с воодушевлением восприняли известие о тестировании превентивных методов борьбы с болезнью Альцгеймера.

 

Первые свидетельства результативности терапии появятся не раньше 2018 г., а испытания завершатся в 2021 г. Никаких гарантий для кренезумаба нет. Тестирование его в США в середине 2014 г. на больных со слабыми и умеренными симптомами положительного результата не дало. Впрочем, последующий детальный анализ показал, что у больных на ранних стадиях некоторое улучшение всетаки наблюдалось. В частности по данной причине американские исследователи присоединились к своим колумбийским коллегам, чтобы посмотреть, не даст ли результатов терапия, начатая задолго до появления первых симптомов.

Но даже если кренезумаб потерпит поражение в Колумбии, это все равно еще не конец. Проводимое сейчас клиническое испытание — лучший способ проверить адекватность бета-амилоидной гипотезы, отметившей свой 30-летний юбилей. Если результаты никак не обнадежат Хуго, Гудиелу и членов других 26 семейств (и если аналогичные испытания, начатые в США, тоже будут безуспешными), тогда нейробиологам придется искать альтернативы бета-амилоидной гипотезе. Возможно, всему виной другие токсичные белки, а может быть и биохимические процессы, вызывающие воспаление тканей головного мозга.

В любом случае инфраструктура, созданная в Медельине, пригодится для проверки новых подходов в борьбе с болезнью Альцгеймера и в ее предотвращении. Предсказуемость времени начала заболевания у пациентов с мутацией paisa по-прежнему представляется большим подспорьем в проведении клинических испытаний в будущем.

 

Инфраструктура, созданная в Медельине, пригодится для проверки

новых подходов в борьбе с болезнью. Медельин уже стал международным центром

по изучению патогенеза болезни Альцгеймера — и когда-нибудь, возможно,

именно здесь совершится революция в этой области медицины.

 

 

Источник: научно-информационный журнал «В мире науки» №7-2015

 

Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизоваться (либо зарегистрироваться)

Комментарии

  • Комментариев пока нет