Электронный журнал
Категория: Экология и питание

Авторы: Т.Н. Унгуряну, С.М. Новиков

 

С целью анализа общих тенденций в развитии методологии оценки риска в России, полученных с ее помощью результатов, а также существующих методических проблем проведен обзор 68 опубликованных работ по оценке риска здоровью населения при воздействии химических веществ питьевой воды, выполненных в 42 городах и областях страны. Выполнена группировка городов России по уровню индивидуального канцерогенного риска и ранжирование по значениям популяционного канцерогенного риска. Составлен список приоритетных канцерогенов водопроводной воды. По значениям индексов опасности неблагоприятному действию химических веществ водопроводной воды подвергаются центральная нервная система, почки, печень, кожа и слизистые оболочки, кровеносная, костная, иммунная системы, гормональный обмен, органы кровообращения и пищеварения.

Выявлены методические проблемы, приводящие к недооценке фактического риска здоровью населения при воздействии химических веществ питьевой воды: не используются региональные и возрастные различия в факторах экспозиции; практически не оценивается риск здоровью детского населения; не учитывается возрастная чувствительность к канцерогенам; редко оценивается экспозиция для всех реально воздействующих путей поступления и не проводятся расчеты риска на уровне верхней границы (90-95-й процентиль) экспозиции.

Ключевые слова: риск здоровью; питьевая вода.

 

В литературе, посвященной оценке риска здоровью населения при воздействии химических веществ, загрязняющих окружающую среду, значительное внимание уделяется качеству питьевой воды и его влиянию на здоровье. Многие исследователи оценивают канцерогенное и неканцерогенное действие химических веществ, загрязняющих питьевую воду, потребляемую населением различных городов России. С целью анализа общих тенденций в развитии методологии оценки риска в России, полученных с ее помощью результатов, а также существующих методических проблем нами за период 1998–2012 гг. проведен обзор 68 опубликованных работ по оценке риска здоровью населения при воздействии химических веществ питьевой воды, выполненных в 42 городах и областях России. В анализ не включались теоретические и методические публикации, в том числе содержащие обобщенные оценки риска по всей стране.

Анализируя наиболее характерные величины канцерогенных рисков для населения в городской среде, полученные отечественными авторами, согласно Руководству [1] можно выделить 4 группы городов по степени канцерогенной опасности от химических канцерогенов, содержащихся в питьевой воде (таблица). К первой группе отнесены города, население которых подвергается неприемлемому канцерогенному риску (более 1·10-3). В эту группу вошли Ачинск, Кизляр, Пермь и Тула [2, 3–5].

Самый высокий уровень канцерогенного риска припотреблении питьевой воды установлен в Кизляре Республики Дагестан (14×10-2), который на 57,2% обусловлен действием мышьяка. Население, проживающее в Кизляре, для хозяйственно-питьевых целей использует подземные воды Терско-Кумского бассейна, в которых отмечается повышенное содержание мышьяка в концентрациях, превышающих предельнодопустимые уровни на 5–10% [3].

В Ачинске, где население пользуется питьевой водой централизованного водопровода из р. Чулым, суммарный канцерогенный риск составил 4,8·10-3 и формировался преимущественно за счет 1,2-дихлорэтана, 4-хлористого углерода, бенз(а)пирена, бензола и тетрахлорэтилена, среднегодовые концентрации которых не превышали гигиенических нормативов [2]. Высокий уровень канцерогенного риска при воздействии канцерогенов питьевой воды также выявлен в Туле на уровне 1,01×10-3 с наибольшим вкладом мышьяка – до 9,04×10-4 (89,5%) [5].

Централизованное хозяйственно-питьевое водоснабжение большей части населения Перми обеспечивается из рек Кама, Сылва и Чусовая. Уровень суммарного канцерогенного риска для взрослого населения на 91,8% формируется за счет мышьяка и составляет 1,23×10-3 [4].

Во вторую группу по уровню канцерогенного риска были включены города, где население подвергается неприемлемому риску в диапазоне более 1×10-4, но менее 1×10-3. Это самая многочисленная группа, в которую вошли такие города, как Братск, Великий Устюг, Киров, Краснокамск, Липецк, Нижний Новгород, Новочебоксарск, Оренбург, Орск, Саяногорск и Сокол [6–17].

Основным источником водоснабжения на территории Вологодской области являются поверхностные воды, покрывающие около 96% потребности общего водопотребления. Исследования, выполненные в разные временные периоды, показали, что канцерогенный риск химического загрязнения питьевой воды в целом на территории Вологодской области, по данным мониторинговых исследований, составил 4,1×10-4 для совокупного населения [8]. В Великом Устюге и Соколе уровни канцерогенного риска для детского населения составили 7,92·10-4 и 5,0·10-4 соответственно [7, 9]. Наибольший вклад в уровни канцерогенного риска на территории Вологодской области вносит мышьяк (50–80%), в Великом Устюге канцерогенный риск на 57,5% формируется за счет летучих галогенпроизводных углеводородов (ЛГУВ).

Исследование, выполненное Игнатьевой Л. П. с соавт. [6] с целью оценки канцерогенного риска здоровью населения Братска, использующего для хозяйственно-питьевых целей воды Братского водохранилища, показало настораживающий уровень риска (4,0×10-4). Ведущее место среди канцерогенов занимает хром (3,8×10-4), вклад которого в суммарное значение риска составил 95%. Однако остается не ясным, какую валентность имеют анализируемые соединения, так как канцерогенный эффект более выражен для соединений 6-валентного хрома и характерен преимущественно для ингаляционных экспозиций.

Хозяйственно-питьевое водоснабжение в Липецкой области основано на использовании подземных вод, которые подвержены техногенному и сельскохозяйственному загрязнению. Централизованным водоснабжением обеспечено 97,9% населения. В результате проведенных Савельевым С. И. с соавт. [11] расчетов установлено, что величина суммарного канцерогенного риска находится на уровне 2,03×10-4. Наибольший вклад в развитие риска вносят мышьяк (1,45×10-4) и хром (4,89×10-5).

Третья группа городов по уровню канцерогенного риска включала территории, на которых население подвергается допустимому риску, т. е. верхняя граница приемлемого риска – 1×10-4 и менее. В эту группу были включены города Йошкар-Ола, Казань, Красноуральск, Нижний Тагил, Новокузнецк, Новодвинск, Новосибирск, Петрозаводск и Санкт-Петербург, а также Оренбургская область [18–27].

Исследование Фридмана К.Б. с соавт. [26], проведенное в Санкт-Петербурге, где основным источником водоснабжения является р. Нева, из которой забирается более 96% воды, показало, что суммарный канцерогенный риск составил 5,28×10-5 для взрослых и 2,46·10-5 для детей. Основным канцерогеном, вносящим наибольший вклад в уровень риска, является мышьяк (78,5%). Источники хозяйственно-питьевого водоснабжения Йошкар-Олы представлены в виде поверхностного источника (р. М. Кокшага) и подземных источников (38 скважин), при этом основную нагрузку несут подземные источники. Характеристика канцерогенного риска показала, что суммарный риск при поступлении канцерогенов с питьевой водой составил 9,27×10-5 и на 95% обусловлен мышьяком (8,81×10-5) [18].

В четвертую группу по уровню канцерогенного риска вошли Находка, Омск, Северск и Туймазы. Население этих территорий подвергается суммарному канцерогенному риску на уровне менее 1·10-5 [28–31].

К числу приоритетных канцерогенов, вносящих наибольший вклад в формирование канцерогенного риска при воздействии канцерогенов питьевой воды среди населения городов, по данным выполненных исследований, относятся 1,2-дихлорэтан, 4-хлористый углерод, хлороформ, дихлорметан, дибромхлорметан, бромдихлорметан, трихлорэтилен, тетрахлорэтилен, гексахлорбензол, бенз(а)пирен, бензол, мышьяк, кадмий, хром, бериллий, никель, свинец, ЛГУВ, линдан, акрилонитрил. Вклад мышьяка в суммарный канцерогенный риск, превышающий 50%, выявлен в Кизляре, Перми, Туле, Липецке, Новочебоксарске, Орске, Йошкар-Оле, Санкт-Петербурге, Омске, Соколе и других городах Вологодской и Оренбургской областей. Вклад хрома шестивалентного в суммарный канцерогенный риск, превышающий 50%, выявлен в Братске и Новосибирске; хлороформа – в Нижнем Новгороде, Казани, городах Вологодской области и Приморского края.

Ранжирование городов с известными значениями популяционного канцерогенного риска, обусловленного потреблением питьевой воды, показало, что на первом месте по количеству дополнительных случаев злокачественных новообразований находится Вологодская область (от 3 до 7 случаев рака в год) и Ачинск (7 случаев), на втором месте – Кизляр и Приморский край (1,8 и 1,4 случая рака в год соответственно), на третьем месте – Нижний Тагил (0,08 случая), Находка (0,03 случая), Липецк (0,03 случая) и Туймазы (0,0002 случая) [2, 3, 8, 11, 21, 28, 31, 34].

Большое число работ посвящено оценке риска неканцерогенных эффектов от воздействия химических веществ, загрязняющих питьевую воду. По значениям индексов опасности (HI) неблагоприятному действию на разных территориях подвергаются центральная нервная система, почки, печень, кожа и слизистые оболочки, кровеносная, костная, иммунная системы, гормональный обмен, органы кровообращения и пищеварения.

 

Группировка городов по уровню индивидуального канцерогенного риска при воздействии канцерогенов питьевой воды

 

Необходимо отметить очень высокие значения HI, полученные Омариевой Э. Я. с соавт. [3] в Кизляре за счет мышьяка, коэффициент опасности (HQ) для которого составил 153,3. Как показано выше, население Кизляра для хозяйственно-питьевых целей использует подземные воды из крупнейшего на Северном Кавказе Терско-Кумского артезианского бассейна, в которых в повышенных концентрациях содержится мышьяк. В этой связи HI составили для иммунной системы – 153,9, органов кровообращения – 154,2, кожи – 153,3, центральной нервной системы – 159 и органов пищеварения – 154. Кроме мышьяка, в потребляемой населением Кизляра воде установлены высокие HQ для фторидов (12), свинца (5,7) и молибдена (6,0).

При анализе суммарных HI установлено, что настораживающему риску в Чебоксарах подвержены центральная нервная система, гормональная и иммунная системы (HI 3,34–3,37), преимущественно за счет мышьяка (HQ = 3,4) [13]. Кроме того, в данном исследовании показаны повышенные значения HQ для хрома шестивалентного (1,6), хлора (1,2), нитритов (1,6), фторидов (1,6).

К приоритетным токсикантам, содержащимся в питьевой воде, можно отнести нитраты, для которых HQ во многих городах превышал единицу: Воронежская область (2,0), Задонск (2,5), Приморский край (1–4,7), Йошкар-Ола (более 1) [18, 32, 33, 34]. В Перми HQ для хлороформа составил 1,85 [4], в Приморском крае для трихлорэтилена – 2,6 [34], а в Воронежской области для железа – 1,1–1,5, бора – 1,2–2,0, фтора – 1,2–3,1 [32]. Для других химических веществ, содержащихся в питьевой воде, HQ были на допустимом уровне (менее 1).

Недостаточное внимание в литературе, посвященной оценке риска здоровью населения при воздействии химических веществ, загрязняющих питьевую воду, отводится комплексному воздействию токсикантов. Только в 6 из 68 исследованиях продемонстрированы результаты оценки риска при поступлении химических веществ из питьевой воды не только пероральным путем, но и при накожной и ингаляционной экспозиции [11, 14, 15, 22, 33, 35]. В исследованиях, проведенных в Оренбурге, Липецке, Задонске, оценивалось неблагоприятное действие химических веществ, поступающих из питьевой воды пероральным и накожным путем. Результаты, представленные в работе Быстрых В. В. [14], показали, что суммарный канцерогенный риск при пероральном поступлении канцерогенов составил 1,4×10-4 и определялся преимущественно дихлорметаном и акрилонитрилом, а при накожном воздействии суммарный канцерогенный риск составил 6,6×10-6 и определялся дихлорметаном (3×10-6) и 4-хлористым углеродом (2×10-6). В работах, выполненных Савельевым С. И. с соавт. [11] и Бондаревым В.А. с соавт. [33], отмечается, что наибольший вклад в развитие риска канцерогенных и неканцерогенных эффектов вносит пероральный путь поступления химических веществ по сравнению с накожным путем воздействия, однако размер вклада пероральной экспозиции не указан.

Среди 30 проанализированных работ, представляющих результаты оценки неканцерогенного риска при воздействии химических веществ питьевой воды, только в трети публикаций отражены возрастные различия в уровнях общетоксических эффектов. Характеристика неканцерогенного риска здоровью детского населения отражена в работах, выполненных в Воронеже, Задонске, Кирове, Липецке, Орске, Медногорске, Оренбурге, Перми, Соколе, Туймазе, Новодвинске, городах Калуж-33, 36, 37; 38].

Необходимо отметить, что очень мало исследований, в которых указано, какие значения факторов экспозиции для изучаемых групп населения использовались при расчете риска. Только в каждой десятой работе упоминалось о применении стандартных значений факторов экспозиции и лишь в двух исследованиях авторы использовали региональные значения [16, 22]. В 90% публикаций информация о факторах экспозиции отсутствовала. Вместе с тем известно, что значения факторов экспозиции для детского и взрослого населения различаются (количество потребляемой воды для питья в день, масса тела, длительность приема ванны, душа, умывания, продолжительность воздействия).

Кроме того, надо принимать во внимание и другие факторы, такие как географические, климатические особенности местности, сезон года и место проживания (городское или сельское), которые также могут иметь важное влияние на активность населения и воздействие. Поэтому использование только стандартных значений факторов экспозиции или расчет уровней риска для детского населения с применением значений факторов экспозиции, рекомендованных для взрослого населения, повышает неопределенности, связанные с оценкой экспозиции.

Таким образом, анализ опыта проведения работ по оценке риска в нашей стране за последние 15 лет свидетельствует о наличии ряда методические проблем, приводящих к недооценке фактического риска здоровью населения при воздействии химических веществ питьевой воды: не используются региональные и возрастные различия в факторах экспозиции; практически не оценивается риск здоровью детского населения; не учитывается возрастная чувствительность к канцерогенам; крайне редко оценивается экспозиция для всех реально воздействующих путей поступления и не проводятся расчеты риска на уровне верхней границы (90–95-й процентиль) экспозиции.

 

Литература

  1. Руководство по оценке риска для здоровья населения при воздействии химических веществ, загрязняющих окружающую среду. Р 2.1.10.1920-04. М.: Федеральный центр Госсанэпиднадзора Минздрава России; 2004.
  2. Вахрамеева И.Н., Адулова Ф.Х., Климова Л.В., Иванова Е.А., Мясоедова Г.Н., Павилич Е.Б. и др. Некоторые аспекты состояния питьевого водоснабжения города Ачинска. В кн.: Материалы X Всероссийского съезда гигиенистов и санитарных врачей. М.; 2007; т. 2: 92–5.
  3. Омариева Э.Я., Османов Р.О., Кайдарова З.Ш. Гигиеническая оценка водоснабжения Терско-Кумского бассейна Республики Дагестан. В кн.: Онищенко Г.Г., Зайцева Н.В., ред. Гигиенические и медико-профилактические технологии управления рисками здоровью населения в промышленно развитых регионах: Материалы научно-практической конференции с международным участием. Пермь: Книжный формат; 2010: 268–73.
  4. Клейн С.В. К вопросу об организации социально-гигиенического мониторинга питьевых вод на территориальном уровне. В кн.: Гигиенические и медико-профилактические технологии управления рисками здоровью населения: Материалы II Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Пермь; 2011: 282–9.
  5. Болдырева В.В., Михайлова А.Я., Николаев Д.И. Оценка канцерогенных рисков для здоровья населения города. В кн.: Материалы X Всероссийского съезда гигиенистов и санитарных врачей. М.; 2007; т. 2: 604–7.
  6. Игнатьева Л.П., Погорелова И.Г., Потапова М.О. Гигиеническая оценка канцерогенного и неканцерогенного риска опасности перорального воздействия химических веществ, содержащихся в питьевой воде. Гигиена и санитария. 2006; 4: 30–2.
  7. Маймулов В.Г., Лимин Б.В., Карлова Т.В., Скальный А.В., Чернякина Т.С., Кузнецова И.А. и др. Система мероприятий по предупреждению и уменьшению возникновения экологически зависимых заболеваний. Гигиена и санитария. 2007; 6: 14–6.
  8. Кузнецова И.А., Фигурина Т.Я., Шадрина С.Ю. Пути обеспечения населения Вологодской области безопасной питьевой водой с использованием методологии оценки риска. Гигиена и санитария. 2011; 1: 48–51.
  9. Осипова Г.М., Горячев А.В., Хайданова Е.В. Оценка взаимосвязи качества питьевой воды и заболеваемости населения. В кн.: Материалы XI Всероссийского съезда гигиенистов и санитарных врачей. М.; 2012; т. 2: 190–2.
  10. Зайцева Н.В., Шур П.З., Май И.В., Сбоев А.С., Волк-Леонович О.П., Нурисламова Т.В. Комплексные вопросы управления риском здоровью в решении задач обеспечения санитарно-эпидемического благополучия на муниципальном уровне. Гигиена и санитария. 2007; 5: 16–8.
  11. Савельев С.И., Голованова Е.А., Коротков В.В., Нахичеванская Н.В. Применение методологии оценки риска для гигиенической оценки питьевого водоснабжения. В кн.: Гигиенические и медико-профилактические технологии управления рисками здоровью населения: Материалы II Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Пермь; 2011: 167–70.
  12. Тихомиров Ю.П., Грачева М.П., Бадеева Т.В., Леонов А.В., Богомолова Е.С., Филиппова Л.Б., Липшиц Д.А. Использование методологии оценки риска в региональной системе социально-гигиенического мониторинга. Здоровье населения и среда обитания. 2003; 7: 1–3.
  13. Басов М.О., Басова О.М. Опыт применения методологии оценки риска для здоровья населения как инструмента социально-гигиенического мониторинга (на примере Чувашской республики). В кн.: Онищенко Г.Г., Зайцева Н.В., ред. Гигиенические и медико-профилактические технологии управления рисками здоровью населения в промышленно развитых регионах: Материалы научно-практической конференции с международным участием. Пермь: Книжный формат; 2010: 219–23.
  14. Быстpых В.В. Гигиеническая оценка влияния питьевой воды на здоровье. Гигиена и санитария. 1998; 6: 20–2.
  15. Коньшина Л.Г., Сергеева М.В., Липанова Л.Л., Солонин А.В. Оценка риска, обусловленного загрязнением окружающей среды, здоровью населения в городе Орске. Гигиена и санитария. 2004; 2: 22–4.
  16. Шашина Т.А., Новиков С.М., Козлов А.В., Кислицин В.А., Скворцова Н.С. Оценка риска здоровью населения, обусловленного воздействием выбросов алюминиевого производства. Гигиена и санитария. 2006; 5: 61–4.
  17. Карлова Т.В. Выявление приоритетных факторов риска загрязнения атмосферного воздуха и питьевой воды на территории малых городов Российской Федерации. В кн.: Онищенко Г.Г., Зайцева Н.В., ред. Фундаментальные и прикладные аспекты анализа риска здоровью населения: Материалы Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых и специалистов Роспотребнадзора. Пермь: Книжный формат; 2012; т. 1: 267–70.
  18. Бастраков С.И., Николаев А.П. Оценка качества питьевой воды для здоровья населения. В кн.: Материалы XI Всероссийского съезда гигиенистов и санитарных врачей. М.; 2012; т. 2: 36–8.
  19. Гасилин В.В., Ахтямова Л.А., Меркулова Л.Ю., Айзатуллин А.А., Айзатуллина Л.М., Тимбербулатова Г.А. Многосредовая оценка риска для здоровья населения, проживающего в зоне влияния крупного химического предприятия. В кн.: Гигиенические и медико-профилактические технологии управления рисками здоровью населения: Материалы II Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Пермь; 2011: 137–40.
  20. Сергеева М.В., Якушева М.Ю. Оценка риска влияния загрязнения окружающей среды на здоровье населения на муниципальном уровне. Гигиена и санитария. 2010; 1: 21–3.
  21. Чеботарькова С.А. Использование методики оценки риска для гигиенической диагностики экологически обусловленных заболеваний в Нижнем Тагиле. Здоровье населения и среда обитания. 2005; 8: 24–8.
  22. Унгуряну Т.Н. Риск для здоровья населения при комплексном действии веществ, загрязняющих питьевую воду. Экология человека. 2011; 3: 14–20.
  23. Суржиков В.Д., Суржиков Д.В. Оценка и управление риском для здоровья от многокомпонентного загрязнения окружающей среды крупного центра металлургии. Гигиена и санитария. 2006; 5: 32–5.
  24. Хмелёв В.А. Комплексная характеристика канцерогенного риска для здоровья населения города Новосибирска, обусловленного факторами окружающей среды. Здоровье населения и среда обитания. 2010; 4: 7–11.
  25. Коваленко А.И., Пахомова Т.Н., Зайкова М.В., Курочкин А.Н., Басалаев Р.С., Лобанова Ю.С. Результаты мониторинга состояния среды обитания в республике Карелия. В кн.: Материалы XI Всероссийского съезда гигиенистов и санитарных врачей. М.; 2012; т. 1: 506–8.
  26. Фридман К.Б., Лим Т.Е., Воецкий И.А. Результаты работы по оценке риска для здоровья населения Санкт-Петербурга от воздействия химических веществ, загрязняющих питьевую воду. В кн.: Гигиенические и медико-профилактические технологии управления рисками здоровью населения: Материалы II Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Пермь; 2011: 179–82.
  27. Боев В.М., Куксанов В.Ф., Быстрых В.В. Региональные особенности канцерогенного риска в агропромышленном регионе Южного Урала. Гигиена и санитария. 2002; 6: 62–3.
  28. Ананьев В.Ю., Кайсарова Н.А., Кику П.Ф., Измайлова О.А., Трунова И.Е. Оценка риска воздействия на население химических контаминантов в пищевых продуктах и питьевой воде. Здоровье населения и среда обитания. 2011; 8: 30–4.
  29. Брусенцова А.В., Резанова Н.В., Никитин С.В., Федоров А.С., Овчинникова Е.Л. Комплексная оценка риска для здоровья населения г.Омска при воздействии химических веществ, загрязняющих окружающую среду в 2010 году. В кн.: Гигиенические и медико-профилактические технологии управления рисками здоровью населения: Материалы II Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Пермь; 2011: 133–7.
  30. Турбинский В.В., Маслюк А.И. Риск для здоровья населения химического состава питьевой воды. Гигиена и санитария. 2011; 2: 23–7.
  31. Халфина Р.Р., Нафикова Г.Р., Байкина И.М., Давлетнуров Н.Х., Степанов Е.Г. Оценка уровней канцерогенного и неканцерогенного риска для здоровья населения города Туймазы. В кн.: Онищенко Г.Г., Зайцева Н.В., ред. Фундаментальные и прикладные аспекты анализа риска здоровью населения: Материалы Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых и специалистов Роспотребнадзора. Пермь: Книжный формат; 2012; т.2: 285-88.
  32. Степкин Ю.И., Клепиков О.В., Колнет И.В. Оценка риска для здоровья, обусловленного воздействием химических загрязнителей среды обитания промышленного города. В кн.: Рахманин Ю.А., ред. Экология человека, гигиена и медицина окружающей среды на рубеже веков: состояние и перспективы развития: Материалы Пленума Научного совета по экологии человека и гигиене окружающей среды. М.; 2006: 467–9.
  33. Бондарев В.А., Нахичеванская Н.В., Полякова М.Ф., Юрьев Г.А., Кирдей Д.Г. Экологические особенности нарушения здоровья детского населения г. Задонска Липецкой области, связанные с качеством питьевой воды. В кн.: Онищенко Г.Г., Зайцева Н.В., ред. Фундаментальные и прикладные аспекты анализа риска здоровью населения: Материалы Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых и специалистов Роспотребнадзора. Пермь: Книжный формат; 2012; т. 1: 95–9.
  34. Трунова И.Е., Ананьев В.Ю., Кику П.Ф., Жигаев Д.С. Оценка риска воздействия химических веществ в питьевой воде на здоровье населения Приморского края. В кн.: Гигиенические и медико-профилактические технологии управления рисками здоровью населения: Материалы II Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Пермь; 2011: 173–5.
  35. Маймулов В.Г., Нагорный С.В., Пацюк Н.А., Петрашевич В.А., Чернякин Т.С., Суворова А.В. Состояние окружающей среды в Санкт-Петербурге и ее влияние на состояние здоровья детского населения. В кн.: Рахманин Ю.А., ред. Экология человека, гигиена и медицина окружающей среды на рубеже веков: состояние и перспективы развития: Материалы Пленума Научного совета по экологии человека и гигиене окружающей среды. М.; 2006: 344–50.
  36. Кручинин А.А., Ашитко А.Г., Любутская Е.В. Оценка состояния водоснабжения и уровни неканцерогенного риска для здоровья населения Калужской области при пероральном поступлении химических веществ из питьевой воды. В кн.: Онищенко Г.Г., Зайцева Н.В., ред. Фундаментальные и прикладные аспекты анализа риска здоровью населения: Материалы Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых и специалистов Роспотребнадзора. Пермь: Книжный формат; 2012; т. 1: 343–6.
  37. Сетко А.Г., Вяльцина Н.Е. Воздействие факторов среды обитания на детское население урбанизированных и сельских территорий Оренбургской области. Гигиена и санитария. 2009; 4: 58–60.
  38. Трунова И.Е., Ананьев В.Ю., Кику П.Ф., Жигаев Д.С. Оценка риска для здоровья населения Приморского края при воздействии химических веществ, поступающих с водой нецентрализованного водоснабжения. В кн.: Онищенко Г.Г., Зайцева Н.В., ред. Гигиенические и медико-профилактические технологии управления рисками здоровью населения в промышленно развитых регионах: Материалы научно-практической конференции с международным участием. Пермь: Книжный формат; 2010: 297–8.

 

Источник: журнал «Гигиена окружающей среды и населенных мест», том 93, №1 2014

Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизоваться (либо зарегистрироваться)

Комментарии

  • Комментариев пока нет