Электронный журнал "Архитектура здоровья"
`
Категория: Экология и питание

Автор: К. Соломон

 

Морские выдры (каланы) плещутся в океанских волнах неподалеку от Алеутского побережья Аляски. Эти милые пушистые зверьки, казалось бы, имели все условия для процветания здесь, на севере — у себя дома и вдали от настырной цивилизации. Увы, вместо этого численность их популяций как на самих Алеутских островах, так и на всей юго-западной Аляске стремительно сокращается — примерно на 70% за десять лет.

 

 

Инфекционное нашествие

Трейси Голдстайн (Tracey Goldstein) из Калифорнийского университета в Дэвисе и ее коллеги решили проверить, чем это вызвано. Виновником оказался вирус чумки ластоногих, убивший за два десятилетия более 50 тыс. тюленей по всему побережью Европы. Он же, как выяснилось позднее, стал причиной гибели множества тюленей и на восточном побережье Канады и США, однако в северной части Тихого океана этот возбудитель ни разу не себя не проявлял.

Как мог он попасть туда? Подобно ищейкам, группа исследователей шла по следам гибели животных, и они привели ее далеко на север, к арктическим льдам, вернее — туда, где их уже не было. В 2002 г., когда эпидемия чумки вспыхнула среди европейских тюленей, в Арктике было зафиксировано чрезвычайное сокращение площади плавучих льдов в течение всего лета. Голдстайн выдвинула гипотезу, согласно которой таяние льдов открыло морской путь и Северо-Западный проход, в результате чего зараженные вирусом атлантические тюлени, такие как кольчатая нерпа, вступили в контакт с морскими животными из северной части Тихого океана, распространяя вирус среди них, так что, в конечном счете, он дошел и до каланов. Частным случаем той же гипотезы могло быть попадание в тихоокеанские воды не самих животных, а их фекалий, которые тоже содержат вирус чумки. Хотя описанная схема подтверждается идентичностью вирусов, найденных у морских выдр на Аляске и у тюленей в Европе, некоторые ученые относятся к ней скептически. Но если Голдстайн, которая сейчас заведует лабораторией по изучению и диагностике болезней морских экосистем Калифорнийского университета в Дэвисе, права, то распространение вируса в Арктике и Тихом океане угрожает не только каланам, но и многим другим морским млекопитающим, в особенности же обыкновенному тюленю.

 

Что еще хуже, различные виды сейчас сталкиваются друг с другом и в Северо-Западном проходе, что тоже может приводить к переносу возбудителей с одних особей на других. Например, летом 2010 г. спутниковые наблюдательные системы зарегистрировали здесь встречу атлантических и тихоокеанских популяций гренландских китов — событие, которое, возможно, последний раз случилось 12 тыс. лет назад — на самой заре голоценовой эпохи. По мере того как в высоких широтах нашей планеты становится теплее (именно здесь изменение климата сказывается сильнее, чем в любых других географических поясах), все больше арктических животных, как морских, так и сухопутных, превратились в жертвы различных заболеваний. Средние температурные показатели возросли на Аляске за последние 50 лет на 1,9°С, в то время как на Земле в целом они повысились лишь на 0,7° С. При этом зимние температуры па Аляске растут быстрее летних, повысившись за тот же период на 2.6° С. Потепление вполне способно создать благоприятные условия для существования паразитов и патогенных микроорганизмов и вызвать продвижение на север таких опасных переносчиков, как, например, иксодовые клещи. Новые виды надвигаются на север по суше и по воде, и с ними идут микробы, которых в Арктике никто никогда не наблюдал.

 

Все эти волны миграции сулят неприятности и людям. Начиная с 1942 г. более 60% всех новых инфекционных заболеваний человека во всем мире возникли из-за переноса возбудителей с животных на людей. Например, вирусная геморрагическая лихорадка Эбола и тяжелый острый респираторный синдром, или SARS (более известный как «атипичная пневмония»), также вызываемый вирусом.

Динамика процесса, как утверждает Клэр Хэффернан (Claire Heffernan), специалист по глобальному здравоохранению из Оксфордского университета, такова, что Арктика кажется нам теперь этаким «ящиком Пандоры, внутри которого таятся и заразные болезни, и само глобальное потепление».

 

Паразиты не ждут

Один из механизмов, способствующих распространению болезней на далеком Севере, — это ускорение жизненного цикла паразитических беспозвоночных. Наглядный пример тому — круглый червь Umingmakstrongylus pallikuukensis, паразитирующий в легких мускусных быков, этих длинношерстных, кривоногих и резко пахнущих живых ископаемых, сохранившихся на крайнем северо-западе Канады со времен ледникового периода.

 

Цикл развития легочного червя вполне характерен для всей группы нематод, к которой он относится. Женские особи (они могут достигать в длину 65 см) откладывают яйца в виде крупных цист внутри легких овцебыка. Из яиц выходят личинки, раздражая дыхательные пути хозяина. Овцебык кашляет и тут же проглатывает личинок, которые невредимыми проходят через его желудочно-кишечный тракт и выходят наружу с пометом. Затем они внедряются в организм промежуточных хозяев — брюхоногих улиток и слизней, которые нередко кормятся на бычьем помете. В организме улиток личинки растут, пока не повзрослеют, и тогда они снова попадают в организм овцебыков, которые вместе с травой глотают и улиток.

 

 

Кровососы атакуют

Потепление способствует и тому, что целый ряд животных и растений теперь мигрируют к северу, принося туда и свойственные им заболевания. Полевки, зайцы-русаки, ежи, кабаны и несколько видов лесных птиц движутся вслед за наступающей тайгой, а среди их паразитов самые опасные — иксодовые клещи. В Северной Америке эти кровососущие членистоногие переживают морозные времена, вбуравливаясь осенью в кожу лосей и других животных, используя тепло их тела, чтобы не замерзнуть. В 2013 г. Синтия Кайо Кашивакура (Cyntia Kayo Kashivakura) обнаружила клещей на пяти особях американского лося из 30 в Сахту, аборигенном районе далеко в глубине Северо-Западных территорий в Канаде, — первый случай обнаружения здесь этих по своей биологии таежных кровососов.

 

Клещи и подобные им переносчики заболеваний — проблема не только для животных, ведь здесь живет примерно 4 млн. человек, и они тоже подвергаются опасности. Примерно 10% местного населения обитают в маленьких поселках, но подавляющее большинство — в быстро растущих городах, численностью до 300 тыс. жителей, таких, например, как Мурманск. Геологические изыскания и туризм также способствуют внедрению новых видов. Одна из стран, где это ощущается особенно отчетливо, — Швеция, где в 2011 г. был зафиксирован рекорд по числу заболеваний клещевым вирусным энцефалитом, повторенный затем и в 2012 г. Главной причиной вспышки было сильное увеличение здесь численности косули, - жертва «иксодов», которая стала продвигаться на север в связи с повышением годовых температур и удлинением вегетационного периода. Лабораторные данные показывают, что количество энцефалитных вирусов в слюнных железах этих кровососов может в течение теплого сезона достичь огромных значений.

 

Рейнджеры против патогенов?

С незапамятных времен арктические холода и вечные льды сдерживали распространение болезней на Крайнем Севере; тому способствовало и отсутствие населения в этих краях. Животные, обитающие там, привыкли к естественной «стерильности» этих мест, равно как и к отсутствию неожиданных гостей из других широт. Некоторые ученые даже предполагают, что ежегодные миграции птиц в Арктику возникли как эволюционное приспособление, направленное на то, чтобы тратить летом энергию на размножение, а не на борьбу с паразитами и болезнями, обычными на юге.

 

В 2011 г. на одном из берегов Аляски высадился десант из 20 тыс. моржей, поскольку в тот год морские льды в Чукотском море, где эти животные обычно проводят летнее время, попросту исчезли. Все увеличивающаяся численность местных жителей, многочисленные приезжие, экологические стрессы любого происхождения — все это резко увеличивает вероятность распространения новых заболеваний, утверждают специалисты.

Хворающая Арктика — одно из последствий куда более масштабных процессов: весь наш мир обременен новыми болезнями, спровоцированными меняющимся климатом. Вирусы, бактерии, грибы, паразитические животные наводняют не только северные широты, но и экваториальные области, проникая в тропические леса и на коралловые рифы. Тропические же болезни, в свою очередь, прорываются в умеренные климатические пояса — так, тропическая лихорадка денге внезапно появилась во Флориде и в Техасе.

Не станем сгущать краски: Арктика пока еще не испытала серьезных потрясений от надвигающихся извне недугов. Все зафиксированные до сих пор вспышки заболеваний имели достаточно ограниченное распространение. Некоторые животные, возможно, даже получили определенные преимущества от потепления климата. Ряд существовавших ранее эпидемиологических проблем тоже могут найти разрешение в меняющихся условиях.

И все-таки ученые чуть ли не ежемесячно выявляют в северных широтах все новые и часто необычные заболевания — облысение белых медведей, птичью холеру и многое другое. Что это — реальная опасность или же просто результат более регулярных и внимательных наблюдений? Трудно сказать. В чем ученые, однако, не сомневаются, так это в необходимости иметь больше первичной информации о самых различных болезнях в высоких широтах. Конечно, куда проще пожелать, чем получить это. Крайний Север далек и необъятен, а работать там дорого и опасно. Но ученые знают, о чем говорят; их опыт подсказывает, что мы стоим перед лицом растущей проблемы.

К тому же более интенсивные исследования могли бы позволить различным странам договориться о мерах борьбы с новыми заболеваниями по мере того, как они будут выявляться. «Все, чем мы занимаемся сейчас в Арктике, — замечает наш оксфордский респондент Клэр Хэффернан, — это спорами по поводу прав на энергетические ресурсы, водружая свои флаги на дне океана и мутя воду в поисках нефти. А следовало бы нам вести переговоры о коллективной безопасности в области эпидемиологии». Она добавляет, что необходимо вырабатывать соглашения и о том, как снизить опасность возникновения массовых заболеваний, потом, как предотвращать появление новых инфекций, равным образом среди животных и людей.

 

Источник: научно-информационный журнал «В мире науки», № 8-9, 2015 г.

 

Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизоваться (либо зарегистрироваться)

Комментарии

  • Комментариев пока нет