Электронный журнал "Архитектура здоровья"
`
Категория: Архитектура и антропогенная среда

Автор: Максимов О.Г.  

 

He умеющий рисовать никогда
не сумеет компоновать.

И.А. Голосов, советский архитектор

 

В последние годы в архитектурной практике вновь наблюдается обращение к вопросам художественного языка зодчего, рассматриваемого в тесной связи с процессом образования архитектурной формы. Эта практическая область творчества незаслуженно оказалась забытой как отечественными, так и зарубежными архитекторами, но далеко не всеми. Ведь сейчас актуальной стала презентация архитектурной мысли в формате ЗD, подчас просто минуя какой-либо рукотворный процесс. С применением компьютерных технологий при кажущейся лёгкости компьютерного моделирования на экранах интеллектуальных графических терминалов создаётся впечатление о вторичности роли рукотворного мастерства. Впечатление явно ошибочное.

Архитектурный рисунок имеет значение, прежде всего. Как существенное, а возможно определяющее обстоятельство архитектурного творчества, как важнейший момент в процессе становления архитектурного образа. Именно с этой точки зрения необходимо изобразительное мастерство и культура архитектурного рисунка, вооруженность архитектора для выполнения творческого замысла. Персональное изобразительное мастерство, каким в высокой степени владели наши предшественники, не теряет своего значения, а, наоборот, приобретает особое звучание в век ЭВМ с активным вторжением машинной графики и цифровой техники. «Только рука устанавливает связь между сознанием и подсознанием», — утверждает культовый архитектор нашего времени Заха Хадид. Также и Массимилиано Фускас, известный современный архитектор, определяет основные три этапа проектирования: набросок, эскиз, рисунок — макет и только за тем — виртуальное моделирование. Сначала надо сформулировать и зафиксировать замысел, и в этом случае архитектурный рисунок является наиболее быстрым, гибким, простым и подвижным средством.

 

Рисунок архитектуры с натуры: Пе Корбюзье, С.Демидов, В. , Н.Кудряшов.
Применение различной техники выполнения изображения архитектурных объектов и использования различных материалов

 

Рисунки к проекту: Френк Ллойд Райт, Оскар Нимейкр, Мис ван део Роэ, Луис Кан

 

Именно так понимали и применяли рисунок известные мастера архитектуры, о чём убедительно свидетельствуют оставленные ими архитектурные рисунки. Нет сомнения в том, что в наше время процесс творческой деятельности архитектора — осмысление, поиск, моделирование, фиксация результатов, оформление, — не может не быть тесно связанным с компьютерной технологией. Компьютерная программа позволяет строить любые трехмерные проекции, получать изображения реального фотографического качества, снимать видеоролики с генерацией сцен виртуальной реальности. Но концептуально-логический, художественно-интуитивный, гуманитарно-философский подходы, обеспеченные архитектурным рисунком, остаются главенствующими и необходимыми. «Архитектурные проблемы решаются многими способами, но лучший из них — эстетический», — К.С.Мельников (4. Стр. 148).

Позитивность вышеизложенных утверждений в том, что рисунок не теряет своего определяющего значения в архитектурном творчестве в век высоких компьютерных технологий, основано на осознании вечной необходимости рукотворных изображений и незыблемости процесса мыслить и рассуждать с карандашом в руках. Ясно, при этом, что достижения и навыки прошлого должны быть пронизаны острым чувством современности. Здесь, позвольте, привести ещё одно утверждение К.С. Мельникова: «Как бы техника не кичилась, ей не перекричать застенчивый шёпот искусства».

Новейшая архитектура вносит много характерного и поучительного в культуру архитектурного рисунка. С одной стороны архитектурная практика, как бы, требует вовсе от него отказаться, опираясь лишь на машинную технику исполнения. Дорогой ценой приходится платить за этот отказ, — как правило, это приводит к оскудению и измельчанию архитектурного образа. С другой стороны — архитектурный рисунок наделяется новой ролью и новыми качествами. Сейчас, по сути дела, архитектурный рисунок и архитектурная графика освобождаются от своей вспомогательной роли как средства оформления и представления проекта. Почти всегда машина достаточно успешно выполняет эти функции, остаётся и главенствует смысловая творческая роль архитектурного рисунка — средство раскрытия, развития, кристаллизации и становления архитектурного образа.

Обращаясь к вопросам терминологии, следует определить, что «архитектурный рисунок» — это изображение, выполненное при разработке какой-либо архитектурно-проектной задачи (набросок, эскиз, обмер), — первоначальная стадия рождения, развития и формирования архитектурного замысла. По сути дела это рисунок по представлению. Так же и «архитектурная графика» — искусство, сопровождающее творческий процесс создания архитектурного проекта и его демонстрации. В профессиональной среде эти понятия часто путают с термином «рисунок архитектуры» — любое рисованное архитектурное произведение с натуры, или по памяти, не имеющее непосредственное отношение к процессу проектирования. Эти рисунки можно отнести к станковой графике и авторами могут быть не только архитекторы.

Таким образом, на концептуально-теоретическом, как и практическом уровнях архитектурный рисунок представляется основным фактором творчества зодчего, активно влияющим на процесс зарождения и развития архитектурной формы, а не как вспомогательный инструмент со своей второстепенной ролью, трактуемый часто как элемент оформления проекта. Он представляется главным моментом, способствующим развитию склонности к логическому мышлению, острого, активного и эмоционального восприятия мира, является тем катализатором, который приводит в живое и плодотворное столкновение материал наблюдений, размышлений и фантазий в сферу теоретических и практических обобщений, заставляя активизировать механизм творческого процесса. Архитектурный рисунок — и есть сам архитектурный процесс.

Общество устало от любительства и дилетанщины. Конечно, идеологи и управленцы сделали своё дело, но и сами архитекторы в отношении дискредитации зодчества не отстали. Поэтому в поиске решений вне профессии надо обратить внимание на саму профессию. Речь идёт не о наличии коммерциализации, приземлённости, конформизма и бездуховности на уровне примитивного прагматизма, а о профессионализме самого зодчего. Профессиональное, индивидуальное художественно-изобразительное мастерство зодчего должно явиться защитой от узкопрофессиональной безнравственности и гарантировать качество современной архитектуры. В последние десятилетия стало утрачиваться внимание ко многим, прежде всего художественным сторонам профессиональной культуры, что определяет существо проблемы и её актуальность.

Позвольте обратиться к анонсированным в начале статьи моментам, определяющим и оживляющим некий интерес профессиональной общественности к рукотворному творчеству зодчего и роли художественно-изобразительного языка. Минувший 2013 год был вполне насыщен знаковыми событиями осмысления этих проблем. Так в восточной части Берлина в районе Прецлауэрберг на территории бывших фабричных корпусов впервые в мире был открыт «Музей архитектурной графики». Сейчас там организовался своеобразный кластер пластических искусств. Здание музея в виде пяти мощных глухих бетонных блоков, покрытых рельефными изображениями, построено по проекту С.Чобана и С.Кузнецова, ими же и организован Фонд архитектурного рисунка. Примечательно, что на первой экспозиции музея были представлены работы Жана Батиста Пиранези.

Затем, в том же году в онлайн-формате на интернет-площадке компании «ARCHPLATFORMA.ru» при поддержке того же Фонда был проведен конкурс архитектурного рисунка «АрхиГрафика», который привлёк сотни участников, представивших более тысячи работ по трем номинациям: рисунок с натуры; рисунок к проекту; архитектурная фантазия. В рамках этого конкурса в Центральном Доме Архитектора был прочитан цикл лекций организаторами конкурса и представителями международного жюри, в котором, кроме отечественных специалистов, участвовали известные зодчие — Бен ванн Беркель (Нидерланды) и Массимилиано Фускас (Италия). В 2014 году организован второй этап этого конкурса, а в Инженерном корпусе Государственной Третьяковской Галереи прошла выставка «Только Италия! Архитектурная графика XVIII — XXI веков», где наши современные зодчие показали свои рисунки.

 

Рисунок к проекту: Алвар Аалто, Йотн Утцон, Эро Сааринен, Ренцо Пьяно

 

Рисунок архитектуры с натуры: С.Чобан, М.Атаянц, М.Филиппов, С.Куэнецов

 

Далее, на международном смотре-конкурсе лучших дипломных проектов архитектурных вузов, проходившем в Санкт-Петербурге, впервые была опробована номинация — «Рисунок студента». Экспозиция этой номинации в очередной раз прояснила очевидную необходимость корректировки учебных программ дисциплины «Рисунок», как и организации самого учебного процесса, застывшего в формуле «профессия в профессии», что можно расшифровать как «не художник и не архитектор».

Вышеизложенные события отмечают негаснущий интерес многих авторов к проблеме изобразительного языка архитектора, но значимых научных исследований в контексте художественного мастерства зодчих в последнее пятнадцатилетие не проводилось. Этот пробел заполнила кандидатская диссертация А.М.Кожевникова «Архитектурный эскиз в творчестве советских архитекторов 30-50-х годов XX века» (научный руководитель, доктор арх. Г.В.Есаулов) и ожидаемое научное исследование А.В.Пивоваровой «Архитектурная графика как фактор формообразования» (научный руководитель, доктор арх. О.Г.Максимов). В этих работах предпринята попытка определить архитектурный рисунок, как один из основных инструментов творческого процесса, а не просто средство профессиональной коммуникации и некая «поэтическая вольность».

Но, спросите: «К чему эти, неоднократно повторяемые, рассуждения?» Ответ один — молодые архитекторы в своей подавляющей массе прикованы к монитору и не умеют эскизировать, их к этому не готовят. В этом аспекте поучительны мысли и дела авторитетных зарубежных коллег, поскольку многие утверждают, что рисунка в зарубежной практике вообще нет. Так, Заха Хадид рисует только от руки. На её рабочем столе вообще отсутствует компьютер. Сэр Норман Фостер тоже свои многочисленные идеи даёт в набросках и эскизных вариантах. «Скетч — самое верное средство, запускающее циркуляцию идей», — говорит Бен ванн Беркель, утверждая, что ему проще нарисовать, чем объяснять идеи и концепты словами. Начинать надо с эскиза от руки, затем на его основе можно сделать компьютерное изображение или цифровую модель, но неизменно — эскиз самое верное средство.

Примеры можно продолжить бесконечно, но вывод только один — архитектура не может отказаться от рисунка в век рационального мышления и машинной глобализации. Но специфика архитектурного рисунка при этом обнажается, освобождаясь от патины художественной старины. Это пронзительно выражено в эскизах Ле Корбюзье, Эриха Мендельсона, Ивана Леонидова, Андрея Бурова и, представленных здесь, Алвара Аалто, Йорна Утцона, Эро Сааринена и Рейма Пьяно. Вот и вновь обнаруживается в стремлении к полноценной архитектуре архитекторов-практиков перевооружиться в области культуры рисунка, чему свидетельствуют рассмотренные выше события. Вопрос — как это может отразиться в стенах архитектурной школы, поскольку эту тягу к профессиональным потребностям уже нельзя содержать в русле старой академической программы и кормиться гипсами с традиционным набором классических упражнений. Такого рода подход обнаруживает свою ветхость.

 

 

Библиография

  1. О.Г.Максимов. «Рисунок в профессии архитектора». М., Стройиздат, 1999 г.
  2. Конкурс архитектурного рисунка «АрхиГрафика». Сайт «ARCHIPLATFORMA.ru». 2013 г.
  3. О.Г.Максимов. «О бедном рисунке замолвите слово». Наука, образование и экспериментальное проектирование (тезисы научно-практической конференции МАРХИ). М., Архитектура-С. 2014 г.
  4. «Константин Степанович Мельников». М., Искусство. 1985г.
  5. Д.Аркин. «Рисунок архитектора (заметки). Архитектура СССР 1933 г. № 1.

 

Источник: «Архитектура и строительство России»
 

 

Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизоваться (либо зарегистрироваться)

Комментарии

  • Комментариев пока нет