Электронный журнал
Категория: Архитектура и антропогенная среда

Авторы: С.Е. Лебедькова, Г.Ю. Евстифеева, А.А. Дарвиш, В.В. Быстрых

 

Аннотация

В статье представлены результаты изучения распространенности и структуры синдрома дезадаптации сердечно-сосудистой системы у новорожденных детей г. Оренбурга, матери которых проживали в условиях различной антропогенной нагрузки. Сравнительный анализ сердечно-сосудистых изменений у новорожденных позволил установить достоверные различия в распространенности и структуре ССЗ. Проведенные исследования подтверждают прямое и опосредованное действие антропогенных факторов риска на распространенность и структуру сердечно-сосудистой патологии у новорожденных.

Ключевые слова: эпидемиология, синдром дезадаптации сердечно-сосудистой системы, новорожденные, антропогенные факторы.

 

Сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) у новорожденных детей в настоящее время имеют тенденцию к росту [13, 14]. По данным М. А. Школьниковой и Л. А. Кравцовой [13], сердечно-сосудистая патология у новорожденных чаще всего является следствием структурных аномалий сердца. Однако в неонатальном периоде она может быть вторичной при патологии центральной нервной системы, других органов и систем, а также при гипоксии, ацидозе или других биохимических изменениях, ассоциирующихся с неонатальной асфиксией [14].

Нарушения со стороны сердечно-сосудистой системы, возникающие в неонатальном периоде, характеризуются значительным полиморфизмом и в целом объединены в синдром дезадаптации сердечно-сосудистой системы (СД ССС). Выделяются четыре клинико-патогенетических варианта данного синдрома: неонатальная легочная гипертензия и персистирование фетальных коммуникаций; транзиторная дисфункция миокарда с дилатацией полостей сердца и нормальной или повышенной сократительной способностью сердечной мышцы; транзиторная дисфункция миокарда с дилатацией полостей сердца и снижением сократительной способности сердечной мышцы; нарушения ритма и проводимости [13].

В отечественной и зарубежной литературе имеются данные о таких факторах риска ССЗ, как инфекционные заболевания у матери во время беременности [3], сахарный диабет у матери [6, 18], алкоголизм матери и/или использование ею лекарственных средств во время беременности [14]. Кроме этого широко обсуждается вопрос о влиянии на состояние здоровья человека ухудшения экологической обстановки, а также факторов окружающей среды, в том числе производственных [2, 16]. Особенно актуальны эти проблемы для педиатрии из-за высокой чувствительности детского организма к факторам внешней среды [15].

Имеются исследования [1, 4, 5, 11, 17], доказывающие отрицательное воздействие антропогенных факторов окружающей среды на развитие заболеваний органов дыхания, кожи, иммунной системы у детей. Однако работ, посвященных изучению роли экологических факторов на возникновение СД ССС в детской популяции, до настоящего времени нет.

Целью нашей работы явилось изучение распространенности и структуры синдрома дезадаптации сердечно-сосудистой системы у новорожденных детей г. Оренбурга, матери которых проживали в условиях различной антропогенной нагрузки.

 

Методы исследования

Эпидемиологическое обследование проведено методом 10-процентной случайной репрезентативной выборки 1 667 новорожденных, родители которых проживали в Ленинском (№ 1) и Дзержинском (№ 2) районах г. Оренбурга в течение 2000-2003 годов. Данные районы выделены не только по территориальной отдаленности и различию концентрации отдельных антропогенных факторов окружающей среды, но и в связи с идентичностью социально-бытовых условий проживающих там семей, их экономического состояния, одинаковым числом женщин фертильного возраста, имеющих однотипность профессий, не связанных с воздействием факторов производственной среды, с равной рождаемостью и достоверным различием по показателям детской смертности.

Обследование новорожденных включало составление генетической карты, сбор анте- и постнатального анамнеза, общий осмотр. Для оценки состояния сердечно-сосудистой системы определялась частота сердечных сокращений, частота дыхания. Для изучения биоэлектрических и механических процессов в сердечной мышце использовали электрокардио графическое исследование на аппаратах ЭК1Т-03М2 и «Bioset 800» с регистрацией в 12 стандартных отведениях. Эхокардиографическое (ЭхоКГ) исследование проводилось по общепринятой методике с применением одно- и двумерной допплер-ЭхоКГ на аппаратах «Sim-5000 plus» (Россия), «Vingmed» (Швеция). Нейросонография, ультразвуковое исследование внутренних органов и поверхностных структур проводились на аппаратах «Aloka-500», «Leopard 2001», «Diasonics-Spectra» по общепринятой методике. Лабораторные исследования включали общий анализ крови и мочи, определение биохимических параметров крови.

Анализ состояния атмосферного воздуха в указанных районах проведен по данным стационарных постов наблюдения гидрометлабораторий и Оренбургского городского центра Госсанэпиднадзора за 1995-2003 годы по основным ингредиентам (диоксид азота, сероводород, пыль, бенз(а)пирен, формальдегид) - 1,5 тысячи анализов. Гигиеническая оценка промышленных предприятий, являющихся источником загрязнения атмосферного воздуха, осуществлена по отчетным формам «2 ТП-воздух» за 1995-2003 годы; условия водопользования определены по данным ведомственной лаборатории водоканала и городского центра Госсанэпиднадзора за эти же годы - 1,5 тысячи анализов.

Анализ загрязнения атмосферного воздуха проводился в соответствии с ГОСТ 17.2.3.01-86 и РД.52.04.186-89 по данным стационарного и маршрутного наблюдения. Оценивалось содержание пыли, диоксида азота, диоксида серы, оксида углерода, сероводород, сульфаты, бенз(а)пирена и формальдегида. Определялся коэффициент превышения предельно допустимой концентрации по каждому веществу. Качество питьевой воды оценивалось в соответствии с СанПин 2.1.4.1074-01. На основе результатов получены суммарные уровни загрязнения (атмосферный воздух, питьевая вода) и комплексная антропогенная нагрузка в соответствии с методическими рекомендациями № 01-19/17-17.

Сравнение с предельно допустимыми концентрациями (ПДК) по отдельным веществам показало, что в районе № 1 выявлено увеличение содержания в атмосферном воздухе сернистого ангидрида, сульфатов; здесь преобладала запыленность, и отмечалось существенное различие в концентрации бенз(а)пирена. Так, уровень бенз(а)пирена составил здесь 4,2 ПДК, тогда как в районе № 2 – 1,5 ПДК. В районе № 2 обнаружено преимущественное увеличение двуокиси азота. По сероводороду, окиси углерода различий не выявлено. В районе № 1 проявилась тенденция нарастания концентрации формальдегида (3,4 ПДК в 2003 г.).

Суммарный показатель (СП) загрязнения питьевой воды в районе № 1 составил 1,21, в районе № 2 - 0,69. Вода первого района отличалась также повышенной окисляемостью, жесткостью, мутностью и превышением в два раза концентрации хлоридов, сульфатов, нитратов и железа.

При сравнении среднего уровня загрязнения почвы в г. Оренбурге выявлено, что в районе № 1 преобладали свинец (в 2 раза выше ПДК), титан (в 1,4 раза), цирконий (в 1,6 раза), стронций (в 1,4 раза); район № 2 отличался преимущественно содержанием бора (1,7 раза выше ПДК), цинка (в 2 раза). Таким образом, СП в районе № 1 соответствовал 2,13, в районе № 2 - 1,47. Данные районы существенно отличались по концентрации в почве отдельных токсических веществ.

Математическая оценка результатов исследования включала применение общепринятых методов вариационной статистики с вычислением критерия Стьюдента с помощью программы Excel ХР.

 

Результаты исследования и их обсуждение

В ходе популяционных исследований 1 667 новорожденных при первичном скрининге было выявлено 216 детей (12,9 %), имеющих одышку, различные проявления цианоза, отклонения в частоте сердечных сокращений.

Вторичный скрининг выявил органическую патологию, представленную врожденными пороками сердца (ВПС) у 13 детей (0,8 %) и СД ССС у 203 новорожденных (то есть распространенность данного синдрома в популяции составила 12,2 %); различий по полу не установлено.

При изучении распространенности СД ССС выявлено, что наиболее распространенным являлось сочетание дилатации полостей сердца с нормальной или повышенной сократительной способностью миокарда (ДПС-нпсм) и нарушением ритма сердца и проводимости (НРиП), которое встречалось с частотой 3,9 %, составляя 4,1 % у мальчиков и 3,6 % у девочек (p > 0,05).

Второе место по распространенности занимали сочетание ДПС-нпсм и ПФК – персистирующих фетальных коммуникаций (открытое овальное окно и открытый артериальный проток) – 2,75 %, синдром ПФК – 2,5 %, нарушения ритма и проводимости - 2,3 %. Дилатации полостей сердца со снижением сократительной способности миокарда (ДПС-ссм) и ПФК составляли в популяции 0,6 %; реже других вариантов регистрировалось сочетание ДПС-ссм и наличие легочной гипертензии (ЛГ) – 0,12 %.

В структуре врожденных пороков сердца преобладали дефекты межпредсердной (ДМПП) и межжелудочковой (ДМЖП) перегородок – 53,8 %; сложные ВПС – атриовентрикулярного канала (АВК), транспозиции магистральных сосудов (ТМС), общего артериального ствола (ОАС) и др. – составили 46,2 %: у мальчиков ДМПП, ДМЖП – 71,4 %, сложные ВПС –28,6 %; у девочек ДМПП, ДМЖП – 33,3 %, сложные ВПС – 66,7 %.

Структура СД ССС в популяции преимущественно представлена сочетанием ДПС-нпсм и НРиП (32 %). ДПС-нпсм и ПФК составили 22,7 %, ПФК - 20,7 %, НРиП –18,7 %; 4,9 % приходится на долю ДПС-ссм; 0,98 % составило сочетание ДПС-ссм и ЛГ. При этом у мальчиков второе место в структуре занимает сочетание ДПС-ссм и ПФК (25,6 %), а у девочек – ПФК (25,6 %).

Достаточно высока распространенность нарушений ритма и проводимости в популяции новорожденных - 6,7 %. Они могут быть самостоятельным проявлением СД ССС (2,3 %) или регистрируются в сочетании с другими вариантами (3,9 %).

Структура нарушений ритма сердца и проводимости как изолированного варианта СД ССС характеризуется тахикардией, тахиаритмией и брадиаритмией, которые регистрировались в 15,8 % случаев, синусовой аритмией (13,2 %), брадикардией (10,5 %), экстрасистолией (10,5 %), синдромом удлиненного интервала QT (7,9 %), синдромами укорочения интервала QT (5,3 %) и удлинения интервала PQ (2,6 %). У мальчиков синусовая тахиаритмия, брадиаритмия регистрировались в четыре раза чаще, чем у девочек, тогда как синдром удлиненного интервала QT был в три раза чаще у девочек.

У детей, имеющих НРиП в сочетании с ДПС-нпсм, достоверных различий в структуре не выявлено. У мальчиков чаще, чем у девочек, регистрировались синусовая брадикардия и синдром удлиненного QT, у девочек – синусовая тахикардия, тахиаритмия и экстрасистолия.

Для оценки взаимосвязи распространенности и структуры сердечно-сосудистых заболеваний с антропогенной нагрузкой в изучаемых районах использованы показатели загрязнения атмосферного воздуха и питьевой воды экзогенными химическими веществами.

Эпидемиологические исследования, проведенные нами в обоих обследованных районах, имеющих разные СП загрязнения среды проживания беременных женщин, показали следующее:

 

В структуре ВПС района № 1 выявлено 17 % случаев ДМПП, 26 – ДМЖП, 17 – ТМС, 8,8 – ОАС, 21,7 – АВК; в 8,8 % случаев выявлялись сочетанные пороки. Структура ВПС района № 2 представлена следующим образом: ДМПП – 42,8 %, ДМЖП – 28,6 %, АВК – 28,5 %; ОАС и ТМС – не встречались.

В сумме у детей первого района превалировали такие сложные ВПС, как ТМС, ОАС, ТМК (56,3 %); компенсированные ДМПП, ДМЖП здесь встречались в 43,7 % случаев. У детей второго района преобладали ДМПП, ДМЖП – 71,5 %; сложные ВПС встречались в 28,5 % случаев.

В районе № 1 синдром ПФК встречался с частотой 3,1 % (p < 0,05), преобладая в популяции девочек – 4,13 %; у мальчиков он составил 2,4 % (p < 0,05). В районе № 2 этот синдром регистрировался с одинаковой частотой как у мальчиков, так и у девочек – 1,83 %. Сочетание дилатации полостей сердца со снижением сократительной способности миокарда и легочной гипертензии регистрировалось в популяции детей только района № 1 – 0,2 % (p < 0,05). Вариант СД ССС, представленный сочетанием дилатации полостей сердца и ПФК, достоверно выше регистрировался у новорожденных первого района – 3,3 % (p < 0,05), преобладая у мальчиков (4,1 %, p < 0,5)

Наиболее распространенным в популяции новорожденных обоих районов оказалось сочетание дилатации полостей сердца с нормальной или повышенной сократительной способностью миокарда, а также с нарушениями ритма сердца и проводимости, однако оно достоверно выше регистрировалось у детей первого района (5,1 и 2,48 % соответственно, p < 0,001). Самым редким вариантом СД ССС была транзиторная дилатация полостей сердца со снижением сократительной способности миокарда (0,9 % в районе № 1 и 0,26 % в районе № 2, p < 0,05).

Распространенность нарушений ритма у детей в первом районе составила 2,9 %, во втором – 1,57 % (p < 0,05). Достоверно выше нарушения ритма сердца и проводимости регистрировались у девочек (p < 0,05). Структура нарушений ритма у детей первого района в основном была представлена тахиаритмией  – 18 %, брадиаритмией – 15, экстрасистолией – 15, тогда как у детей второго района чаще регистрировались тахикардия и брадикардия – 20,9 %, синдром удлиненного QT – 7 %; экстрасистолия составила здесь 2,3 %.

Таким образом, проведенные исследования свидетельствуют о достаточно высокой распространенности сердечно-сосудистых заболеваний у новорожденных, наибольшую часть которых составляют СД ССС.

Распространенность ВПС достаточно высока и соответствует средним международным показателям.

Более 50 % детей с синдромом дезадаптации сердечно-сосудистой системы имели нарушения ритма, включающие тахи- и брадиаритмии, экстрасистолию, синдром WPW и удлиненного QT.

Сравнительный анализ сердечно-сосудистых изменений у детей, матери которых проживали три года и более в районах с различной антропогенной нагрузкой, позволил установить достоверные различия в распространенности и структуре ССЗ. Так, в первом районе, где наблюдается превышение ПДК содержания в атмосферном воздухе пыли, формальдегида, бенз(а)пирена, а в питьевой воде – хлоридов, нитратов, сульфатов, распространенность ССЗ составила 16,4 %, а в структуре преобладали СД ССС и сложные ВПС. В то же время во втором районе, где в атмосферном воздухе отмечается превышение ПДК двуокиси азота, распространенность синдрома дезадаптации сердечно-сосудистой системы была в два раза ниже, а в структуре ВПС преобладали компенсированные пороки сердца (ДМПП, ДМЖП).

Выявленные достоверные различия в распространенности и структуре как врожденных пороков сердца, так и синдрома дезадаптации сердечно-сосудистой системы и различных его вариантов в зависимости от антропогенной нагрузки свидетельствуют о патологическом влиянии химических компонентов, содержащихся в атмосферном воздухе и питьевой воде, на развитие сердечно-сосудистой патологии у новорожденных детей.

Воздействие антропогенных факторов может быть прямым или опосредованным. Трансплацентарный переход отдельных химических агентов свидетельствует о прямом эмбриотоксическом и мутагенном воздействии на эмбрион и плод [12, 17]. В ходе исследования нами установлено, что основными факторами риска развития сердечно-сосудистой патологии у новорожденных явилось превышение ПДК в атмосферном воздухе и питьевой воде производных серы, бенз(а)пирена, свинца, титана, железа.

При длительном действии производных серы отмечается увеличение содержания гистамина, активности сывороточных ферментов (холинэстеразы, аспартатаминотрансферазы), что приводит к дестабилизации клеточных мембран и развитию тканевой гипоксии [4]. Бенз(а)пирен (БП) как продукт сильнодействующих нейротоксических наркотических веществ также является дестабилизатором мембран [16]. Его эффект усиливается при запыленности воздуха и наличии в нем соединений серы, что имеется в районе № 1. Повышенная запыленность атмосферного воздуха с присутствием в нем длительное время БП, производных серы и других химических агентов даже на уровне предельно допустимых концентраций приводит к хронической интоксикации организма.

Токсическое воздействие тяжелых металлов на фетоплацентарную систему является одной из причин нарушения состояния здоровья детей на ранних этапах онтогенеза. При длительном поступлении в организм в сравнительно небольших дозах металлы способны вызывать плейотропный токсический эффект [7, 10]. Работами ряда авторов [5, 9] подтверждено, что поступление в организм свинца, титана, железа приводит к некрозу плаценты, формированию ВПС. Воздействия соединений металлов приводят к нарушению возбудимости и проводимости миокарда (удлинение интервалов R–R; P–Q и QRS). Действие металлов на сердце подтвердилось данными морфологических исследований. Установлено, что в генезе дилатационной кардиомиопатии играют роль свинец, цинк.

Таким образом, у детей, проживающих в районах с комбинированным воздействием повреждающих факторов (физических и химических), возможны нарушения со стороны центральной нервной системы, вегетативной и сердечно-сосудистой. В результате прямого мутагенного, токсического действия, дестабилизации клеточных мембран, тканевой гипоксии, метаболических сдвигов возможны такие проявления, как врожденные пороки сердца, нарушения регуляции сердечного ритма, формирование синдрома дезадаптации сердечно-сосудистой системы.

 

Список литературы

1. Балаболкин И. И. Факторы риска развития аллергических болезней у детей / И. И. Балаболкин // Физиология роста и развития детей и подростков (теоретические и клинические вопросы) / Под ред. А. А. Баранова, Л. А. Щеплягиной. – М., 2000. – С. 279–290.

2. Баранов А. А. Экология в педиатрической науке и практике / А. А. Баранов // Экологические и гигиенические проблемы здоровья детей и подростков / Под ред. А. А. Баранова и Л. А. Щеплягиной. – М., 1998. – С. 5–26.

3. Белоконь Н. А. Болезни сердца и сосудов у детей / Н. А. Белоконь, М. Б. Кубергер // Руководство для врачей: В 2 т. – М.: Медицина, 1987. – Т. 1. – 446 с.

4. Буштуева К. А. Выбор зон наблюдения в крупных промышленных городах для выявления влияния атмосферных загрязнений на здоровье населения / К. А. Буштуева, Д. П. Парцеф, А. А. Беккер, Б. А. Ревич // Гигиена и санитария. –1985. – № 1. – С. 4–6.

5. Вельтищев Ю. Е. Экологически детерминированная патология детского возраста / Ю. Е. Вельтищев // Рос. вестник перинатологии и педиатрии.–1996. – № 2. – С. 5–12.

6. Второва В. Г. Кардиомониторное наблюдение за плодом при сахарном диабете / В. Г. Второва, Т. В. Себко и др. // Вопросы охраны материнства и детства. – 1982. – № 12. – С. 64

7. Гильденскиольд Р. С. Тяжелые металлы в окружающей среде и их влияние на организм / Р. С. Гильденскиольд, Ю. В. Новиков и др. // Гигиена и санитария. – 1992. – № 6. – С. 6–9.

8. Дорохова Н. Ф. Особенности бронхолегочной патологии у детей в регионах экологического неблагополучия: Автореф. дис. … д-ра мед. наук / Дорохова Н. Ф. – М., 1993. – 42 с.

9. Зиятдинова Л. А. Состояние сердечно-сосудистой системы у детей, проживающих на территории, загряз- ненной радионуклидами / Л. А. Зиятдинова, С. С. Ивкина, Г. С. Бандажевская // Тез. докл. III Респ. конф. – Гомель, 1992. – Часть 2. – С. 8.

10. Красовский Г. Н. Токсичность металлов в питьевой воде / Г. Н. Красовский, В. Г. Надеенко. – Алма-Ата: Рылым, 1992. – С. 138.

11. Михайлов Г. М. Качество окружающей среды как один из факторов, определяющих состояние здоровья населения / Г. М. Михайлов // Городская научно-практическая конференция «Экология региона и состояние здоровья детей города Астрахани»: Тезисы докладов. – 2002. – С. 12–13.

12. Сениченкова И. Н. Об эмбриотоксическом действии загрязнителей производственной среды – формальдегида и бензина / И. Н. Сениченкова // Гигиена и санитария. – 1991. – № 9. – С. 35–38.

13. Физиология и патология сердечно-сосудистой системы у детей первого года жизни / Под ред. М. А. Школьниковой, Л. А. Кравцовой. – М.: Медпрактика-М, 2002. – 160 с.

14. Шабалов Н. П. Неонатология: В 2 т. / Н. П. Шабалов. – СПб.: Спец. лит., 1997. – Т. 2. – С. 177–223.

15. Щеплягина Л. А. Экологическое неблагополучие особенно вредно для детей / Л. А. Щеплягина // Мед. курьер. – 1998. – № 7 (8). – С. 12–13.

16. Экология и здоровье / Под ред. М. Я. Студеникина, А. А. Ефимовой. – М., 1997. – 236 с.

17. Aggeft P. J. Soil and congenital malformations / P. J. Aggeft, S. Rose // Experientia. – 1987. – Vol. 43. – P. 104–108.

18. Nora J. J. The genetic contribution to congenital heart diseases / J. J. Nora, A. H. Nora // Congenital heart diseases: causes and process. – N. Y.: Eutura, 1984 – P. 3–13.

 

Источник: журнал "Экология человека", 2005 №10

Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизоваться (либо зарегистрироваться)

Комментарии

  • Комментариев пока нет